starcom68 (starcom68) wrote in lost_fortresses,
starcom68
starcom68
lost_fortresses

Category:

Дырка от бублика

Очередной разбор полетов по Холматке.
В то время как одни члены НБП сражаются с автоматами в руках за свободу Новороссии, псковские товарищи по партии, вооружившись болгаркой и кувалдой, продолжают совершать подвиги по уничтожению советского военного наследия в местах боев 1941 года. Об этом нам с гордостью поведал орган НБП по Псковской области - сайт "Другой Псков".
В конце прошлого года рабочие (строитель, водитель и фрезеровщик по основной специальности) из Псковского государственного военно-исторического музея в г.Остров с благословения директора музея отправились выковыривать "амбразуру" из ДОТа 210 Захаркинского ОП Островского укрепрайона с целью помещения ее в музей. Работы закончили на Крещение.

Акция сомнительная во всех отношениях. Вызывают большое сомнение как методологический подход при подобного рода "музеефикации" так и компетенция непосредственных исполнителей и их руководителей. С наукой и элементарной музейной грамотностью в островском музее и раньше была сущая беда. Все это и привело к вполне ожидаемому результату. Вместо уникального экспоната музей получил "дырку от бублика". А как еще иначе можно назвать железяку с отверстием, которую сами участники действия именуют не иначе как "амбразура".

Между тем, у этого предмета есть вполне конкретное название и история. Как известно, ни в одном из сооружений Островского укрепрайона при строительстве в 1939 году не были установлены амбразурные узлы, в том числе пулеметные, которые носят название НПС-3. На момент строительства советская промышленность не смогла их изготовить и поставить в нужном количестве и в нужное время. Так на 1939 год для Островского УРа планировалось поставить всего 28 единиц коробов к НПС-3 при потребности в два с половиной раза больше. По этой причине при отливке сооружений оставляли монтажные проемы и отверстия для последующей установки амбразурных узлов. Их мы сейчас и видим ввиде огромных проемов в стенах ДОТов. Все это конечно ослабляло конструкцию, но другого выхода не было. Надо было выполнять план по строительству. После поступления приказа на консервацию укрепрайона в конце 1939 года все короба НПС-3, если они к тому времени и были завезены на центральный склад, должны были вслед за строителями уехать на линию новой границы, а недостроенные сооружения законсервированы на 6-ой стадии строительства.
Следующий этап строительных работ в Островском УРе был связан с лихорадочной подготовкой укрепрайона к обороне в июне-июле 1941 года, на которую было отпущено всего-то двое суток. Основным способом приведения не достроенных сооружений в боеготовое состояние была закладка технологических проемов мешками с песком или с цементом и установка пулеметов Максим на деревянных столах. Однако, некоторые ДФС Островского носят следы бетонных работ. Технологические проемы нескольких сооружений вдоль шоссе на Остров залиты бетоном до состояния узкой щели, без установки штатного амбразурного узла. Сложно сказать когда это было сделано, непосредственно в июне-июле 1941 года или во время предшествующих военных тревог. Но в любом случае работы проводились в спешке.

Именно поэтому рассматриваемый нами ДОТ уникален. Был уникален. В нем установлен оригинальный короб от установки НПС-3, который, вне всякого сомнения, был смонтирован уже после отливки сооружения, а не во время ее. Возможно, в ходе спешного приведения сооружения в боеготовое состояние. Как известно, при строительстве мобилизационных сооружений Лужского рубежа и Красногвардейского УРа абразурные узлы НПС-3 нашли широкое применение, но тогла на их монтаж было время, а здесь нет. Кроме того, мало установить амбразурный короб, надо еще смонтировать саму установку, детали которой надо еще получить в полной комплектации. А стрелять из пулемета Максим без соответствующего станка и прицела через щель или броневое яблоко НПС-3 невозможно. Вероятно, именно по этим причинам монтировать короба НПС-3 в Островском УРе в спешном порядке в 1941 году не стали, даже если они были в наличии. Ограничились более простыми и надежными способами приведения сооружений в боеготовность. Возможно, понимание этого пришло после первой попытки установки короба на нашем ДОТе, сделавшим его амбразуру пригодной только для стрельбы из винтовки...

Вернемся теперь к разбору нашего случая. Если бы работники Островского музея чуть-чуть раскинули мозгами, то они бы, понимая всю уникальность и мемориальность (здесь в 1941 году были бои) данного сооружения, поступили бы двумя способами. Так как сооружение расположено рядом с территорией филиала музея "Линия Сталина", и ему не угрожает уничтожение, то вполне логично сделать его еще одним объектом показа и рассказывать вышеприведенную мной занимательную историю расцвечивая ее все более невероятными подробностями. Приведение ДОТа в порядок помогло бы избежать нередких в наших местах случаев вандализма со стороны местных жителей. Второй вариант менее гуманен с точки зрения сохранения объектов культурного наследия. Но если присутствует определенная импотенция в деле сохранения объекта и хочется прослыть Сизифом, то можно было демонтировать отколовшийся железобетонный блок вместе с амбразурным узлом и перевести его на территорию музея в экспозицию. Примерно так делают археологи вырезку особо ценных погребений или реставраторы деталей интерьеров. Однако наши "друзья" пошли по привычному пути сборщика военного металлолома, не только прикрываясь "легальным статусом" работника музея, но и бравируя этим и доведя ситуацию до абсурда. Вместо того, чтобы сохранять основные объекты показа своего музея и приумножать их, они просто напросто выпотрошили один из них, как, собственно, и поступали ранее, даже не поняв ни время ни технологию установки амбразурного узла.

А потом, а потом, с гордостью об этом сами нам и рассказали на страницах регионального органа НБП, проиллюстрировав рассказ фотографиями, по которым с трудом, но все же удается датировать время установки НПС-3 в ДОТ. Сама статья также не выдерживает никакой критики. Помимо того, что она является наглядной инструкцией для сборщиков металлолома или недалеких краеведов-неофитов по разрушению объектов культурного наследия текст содержит и многочисленные ляпы.
Чего стоит только описание подрыва ДОТа с помощью гидроудара или история про вывезенную на "Линию Молотова" и там погибшую документацию по Островскому УРу. Ну скажите, зачем? Ведь там строили совершенно другие сооружения, а вся документация в целости и сохранности хранится до сих пор в Москве. Оторвите хоть раз задницу от стула и поработайте в архиве, тогда не будете сказки рассказывать доверчивым пациентам. Или вам больше нравится кувалдой махать? Но тогда какие же вы сотрудники музея, что за музей у вас такой удивительный да еще и государственный?
Вот еще один пример. В тексте видно, что ребята сделали верное наблюдение о разнородности бетона, но объяснили его естественно фантастично. А ведь все просто - долбили они бетон без гранитного щебня как раз из заливки технологического проема и специально оставленных для этого каналов сверху, над коробом. Это хорошо видно на фото и понятно, если знаешь технологию установки коробов в ДФС. Если не знаешь, то продолжай рассказывать сказки, делая неверные выводы из случайно подмеченных объективных фактов. И стоило ради этого ломать уникальный объект?

В музейных экспозициях на просторах бывшего СССР и Финляндии амбразурные короба вплоть до Л-17 встречаются. Этим не удивишь, железяка есть железяка, напоминает канализационный люк. А вот показывать как уникальный экспонат в уникальном объекте со своей историей это совсем другое дело.

Именно поэтому еще большее недоумение вызывает идея вставить амбразурный короб в другой ДОТ на территории музея. Как интересно это будет осуществлено с технологической и музейной точки зрения? Ведь штатно установленный короб практически не виден. Да и как потом это чудесное явление объяснить посетителю музея?
Не знаю я что с этой напастью на Псковщине делать, как объяснить людям, что задача музея сохранять и показывать, а не ломать и крушить. А музейный работник должен владеть и методикой музейного показа и методикой исторического исследования, а не навыками молотобойца.
И вот что более всего обидно и люди то хорошие, и руки у них золотые и Рахима, автора этого текста, я искренне уважаю, но, зачем, зачем так делать?... Еще и дурной пример для других подавать.
Их бы энергию да в мирное русло. Господи, вразуми чад своих, хоть на Пасху, а то опять чего-нибудь натворят.


Ниже приведен текст с сайта Другой Псков. Источник использованных фотографий тот же.
**************************

Огнем и водой
Не зря говорят, что тот, кто ищет, всегда найдёт. Вот и мы в начале декабря совершенно случайно обнаружили то, чего так недоставало для нашей «Линии Сталина». А именно – стальную пулемётную амбразуру для нашего музейного дота. Сами казематные пулемётные станки у нас уже имеются (тот, кто посещал нашу линию, тот наверняка видел их). А вот с амбразурой дело было сложнее.
Как известно, линия Сталина на нашем участке осталась недостроенной. Документация на неё была отвезена в Прибалтику, где задумали строить новую «линию Молотова», и там погибла во время войны. Поэтому трудно судить о степени готовности многих дотов, тем более, что все они подверглись варварскому разграблению в 90-е годы.
Но и без подробной документации видно, что в большинстве дотов амбразуры не были установлены. Их вообще никто на нашем участке не видел, поэтому создалось впечатление, что их тут и не было вовсе.
Но вот в самом начале зимы мы, рабочие Островского музея, совершено случайно обнаружили взорванный дот, в котором была одна целая амбразура! Кто и когда взорвал этот дот, мы не знаем. Может быть, немцы в годы войны, может, наши после оной (в некоторых дотах имели привычку прятаться латышские «лесные братья»). Это не важно, а важно то, что амбразура была цела! Возможна, она была не одна, но добраться можно было только до неё, вокруг громоздились такие завалы железобетона, что о поиске не могло быть и речи.

Как взрывают доты? Обычно с помощью гидроудара. Взрывчатку закладывают в самый низ, и при подрыве вода раскрывает дот, как кошмарный цветок. Крыша отлетает в сторону и переворачивается, стены частично рушатся, частично наклоняются. И всё это утыкано острой рваной арматурой, торчат ломаные швеллера, уголки и двутавровые балки. В общем, картина впечатляющая. Да, забыл сказать, что обследовать такой дот надо с осторожностью, так как перекрытия тоже разрушаются, и глубина посредине может быть свыше двух метров. А в гнилой воде таятся острые кустки металла.
А потом всё это зарастает ракитой и прочими кустами так, что летом можно пройти рядом и не заметить (особенно, если сохранилась обваловка). Комарья, слепней тут полно, и желающих лазить по таким местам не густо, разве что одни «металлисты». Но и они не смогли извлечь эту амбразуру: долбить бетон – себе дороже, а газорезка тут не поможет.
Мы, работники музея, оказались в точно таком же положении, но у нас было два преимущества: во-первых, легальный статус (можно извлекать амбразуру, не таясь), а во-вторых, зима. Вода замерзла, можно было ходить где угодно.

Исходя из этого, было решено достать амбразуру и доставить её на нашу линию. В дальнейшем мы планируем установить её в нашем музейном доте, но это в дальнейшем, а пока надо было раздолбать несколько кубометров фортификационного железобетона (с гранитным щебнем).
Нельзя сказать, чтобы подобная перспектива сильно нас обрадовала, но делать было нечего. В одной из городских организаций Михайлыч раздобыл старый отбойный молоток и движок-генератор, и работа закипела.
В общем, мы долбили этот бетон больше месяца. Постоянно выходил из строя отбойный молоток, не рассчитанный на такие нагрузки, и его приходилось чинить. «Болгаркой» резали арматуру.
Сначала обвалили одну стенку, которая держалась на одних прутьях, потом стесали бетон над самой амбразурой. Тут выяснилась одна любопытная деталь: гранитный щебень в бетоне был с внешней и внутренней стороны, а середину заполнял раствор с большим количеством извести (видели белые разводы на стенах дотов?). Сделано это было не от экономии, а для того, чтобы стены обладали определенной вязкостью и лучше держали удар. Долбить этот белый вязкий бетон было гораздо хуже, чем гранитную крошку.
Намаялись мы капитально. На ночь поливали бетон водой, в надежде, что за ночь она замерзнет и на следующее утро работа пойдет веселее. К сожалению, зима в этом году оказалась мягкая, даже ночью не всегда был минус, и это приём срабатывал через раз. (Но когда срабатывал, дело шло быстро).

Особенно отличился Михась. Он единственный из нас, кто раньше работал строителем, и знал, как правильно долбить бетон с арматурой. (Валера – водитель, я – фрезеровщик). Как пелось в одной советской песне: «К станку ли ты склоняешься, в скалу ли ты врубаешься, мечта прекрасная, ещё не ясная, уже зовёт тебя вперёд!»
Потом догадались попробовать огнём. В соседнем лесу напилили сухую ольху, обложили дровами амбразуру, и подожгли. Бетон вообще плохо переносит высокую температуру (кто разжигал костёр на бетонном полу, слышал, как он трескается). И опять та же картина: бетон с гранитом отскакивал вовсю, а бетон с известью – чуть-чуть.

Но, как бы то ни было, дело подвигалось, хоть и не так быстро, как мы рассчитывали. Вот уже срезали двутавровые балки, удерживающие амбразуру, вот установили лебедку, подцепили тросы…
И с первого раза ничего не вышло. Окаянная известь прилипла к металлу намертво. Пришлось всё снять, долбить снова и снова. В конце концов, дот мы задолбали. Амбразура сдвинулась с места.
19 января, в светлый праздник Крещения, мы приехали на дот с хорошим настроением. Снова подцепили лебедку, и на этот раз амбразура медленно поползла из своего гнезда. Сантиметр, другой, всё больше и больше, всё легче и легче…
В общем, мы вытащили её из бетона. На нашем музейном тракторе подъехал Михась. Амбразуру привязали тросом, и волоком поволокли на линию, благословляя сильный гололёд (катилась, как на коньках!). Доставка прошла без малейших осложнений, и амбразуру установили возле пулемётных установок, где как раз оставалось место, как будто специально для неё.
Дело сделано. Даже не верится. Но вот она, двухтонная амбразура, с кусками прилипшего бетона. Можете приехать и посмотреть. И даже руками потрогать…
Рахим Джунусов
Tags: Вандализм, ДОТы, Островский УР, Псковская область, Холматка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment