starcom68 (starcom68) wrote in lost_fortresses,
starcom68
starcom68
lost_fortresses

Categories:

Укрепления Мангупа. Мангуп-Кале

Оригинал взят у francis_maks в Укрепления Мангупа. Мангуп-Кале
Эта запись является заключительной частью статьи, опубликованной на Смородине. Так что за фотографиями туда.

Всего таких записей три. Они посвящены разным периодам строительства крепости: Дорос (V-VI в.в.), Феодоро (XIV-XV в.в.), Мангуп-Кале (XV-XVI в.в.) (Обращаю внимание - в статье на "Смородине" при загрузке перепутали порядок следования)

Поскольку статья сфокусирована на фортификации, рекомендую к параллельному прочтению материала по истории плато Мангуп от М. Жирковой.


Разгром 1475 г. не поставил точку в истории города. Новые турецкие хозяева сохранили за ним роль административного центра, поставив во главе кадылыка, объединяющего большую часть земель захваченного княжества. Вот только имя сменили. Отныне он называться "Мангуп-Кале", то есть "Поверженная крепость".

Впрочем, наименование "Мангуп-Феодоро" встречается в генуэзских документах гораздо раньше — уже в 1374 г. Возможно, появление топонима связано с состоянием укреплений, ремонт которых феодориты только намечали.

Теперь же с необходимостью восстановления боеспособности крепости столкнулись турки. Они не ограничивались реставрацией старых построек, но активно модернизировали их.

Мангуп-Кале. Схема оборонительных сооружений XV-XVI в.в.


Литерой "А" и римскими цифрами показаны условные номера укреплений внешней линии обороны. Литерой "В" обозначена внутренняя линия обороны, С – цитадель, K – боевые казематы.
Арабскими цифрами и литерами "А"и "В" обозначены условные номера башен, литерой "K" – боевых казематов

Так вместо сильно поврежденных сооружений укрепления A.XV на старых фундаментах возвели новые. Но если башни A.5 и A.7 остались прямоугольными в плане, то прикрывающая угол А.6, перестроена полукруглой. Новая башня стала едва ли не самым мощным объектом оборонительной системы Мангупа. Высота ее достигает 13 м, ширина горжи -- 4,7 м. Турецкая кладка выполнена из обработанных блоков различного размера и бутового камня.

Встречаются в ней фрагменты и даже целые гранитные ядра, обильно разбросанные на плато после обстрелов 1475 г. Левый елли-бурунский фланг укрепления, ранее повторявший конфигурацию краю обрыва, отнесли на десять метров назад и спрямили. При этом за пределами линии обороны оказалось караульное помещение, вырубленное в скале. Зато позиция приобрела еще одну прямоугольную в плане башню А.8. Все сооружения этого типа, как и во времена Феодоро, имели открытую горжу. Особенностью же стало появление на постройках турецкого периода массивных мерлонов — высоких фрагментов бруствера между бойницами.

Весьма своеобразно выполнена реконструкция башни B.4 в верховьях балки Табана-дере. Восточная ее половина осталась нетронутой и сохранила прямой угол. А западную закруглили. Причем радиус кривизны этого фрагмента совпадает с кривизной апсиды большой базилики VI в., откуда и взят тесаный камень. В основании кладки использованы также орнаментальные наличники и христианские надгробия.

Разборка одних сооружений для строительства других приобрела еще больший размах. Следы выборки камня лицевого панциря имеются даже на стенах цитадели. Вероятнее всего, первоначально ее не предполагалось восстанавливать, но в дальнейшем изменили решение. При последующем ремонте повреждения заделаны бутовой кладкой. Одновременно сооружен новый бруствер на куртинах.

Фрагменты церковного здания, ранее стоявшего неподалеку от укрепления А.XVII на юго-восточной стороне плато, широко использовались при перестройке последнего. За пределами позиции находятся две искусственных пещеры, служившие караульными помещениями. Следовательно, линия обороны ранее проходила ниже. Изменение конфигурации потребовалось для прикрытия калитки и пешеходной тропы, выходящей на проезжую дорогу в Алмалык-дере.

Укрепили и главный въезд крепости. В частности, значительно прибавил в обхвате пилон, на который одной стороной опиралось перекрытие ворот.

Крепость на Мангупском плато уникальна тем, что ее площадь не только не увеличилась со временем, но даже немного сократилась за счет переноса отдельных участков линии обороны назад. Наиболее заметное "отступление" произошло в балке Табана-дере. Турки разобрали существовавшее там ранее укрепление A.X и построили новое A.XI, на 100-130 м. выше по склону.

Конфигурация особого изменения не претерпела – те же две куртины, расходящиеся под углом 146 градусов. Но теперь позиция усиливалась тремя башнями: полукруглой A.2 в месте излома стены и прямоугольными в плане A.1, A.3 по обе стороны от нее – аналогично укреплению A.XV в балке Гамам-дере. Высота куртин достигала 7 м, толщина — менее метра. Меньшая крутизна склонов Табана-дере позволила возвести впереди основной позиции дополнительную защитную стену — протейхизму. Благодаря сохранившейся надписи о постройке укрепления наместником Цулой точно известна дата окончания работ – 1503 г. То есть турецкая перестройка Мангуп-Кале совпала по времени с возведением Московского кремля.

Примечательно, что ни сооружения в расселинах мыса Чамны-бурун, ни укрепление A.XIV модернизации не подвергались. И если в отношении первых можно согласиться с тем, что они продолжали оставаться надежной преградой на пути штурмующих, то про латаные феодоритами куртины в Гамам-дере этого сказать нельзя. В чем же причина пренебрежения к пункту, который сами же турки сочли наиболее уязвимым? Вероятно, они рассчитывали на то, что наличие у гарнизона собственных пушек сделает невозможным использование осаждающими артиллерийских позиции 1475 г. С другой стороны, наблюдается постепенное изменение приоритетов — главной линией обороны становиться внутренняя. Позициям же в Табана-дере отводиться роль передового укрепления.

Возможно, сказалась избыточность территории крепости, не находящей полезного применения, но требующей значительных сил для контроля периметра. После резни, увенчавшей взятие города, он уже никогда не смог оправиться и достичь прежних размеров. Наоборот, жизнь постепенно покидала его. В 1640 г. французский инженер и картограф Гийом Ле Вассер де Боплан застал на Мангупе всего лишь 60 жилых домов, состояние же укреплений оценил, как «плохое». А его авторитет фортификатора трудно оспорить. Турецкий путешественник дипломат Элвия Челеби в своей «Книге путешествия» (1666-1667 гг.), описывая укрепления крепости, упоминает только цитадель, окруженную лишь одним рядом толстых стен, называя ее боеспособной, но пустой и запертой на ключ. Жилых зданий на плато (то есть, по его мнению, вне крепости) он насчитал более тысячи. И упомянул, что все они принадлежат караимам.

Караимы оставались последними обитателями Мангуп-Кале и покинули его в 1790 г. Военное же значение укрепления окончательно потеряли в 1774-м, когда Турция вывела свои гарнизоны из Крыма.

Если ранее гражданские постройки и старые укрепления разбирались ради сооружения новых, то с этого момента любая постройка могла превратиться в каменоломню. Хищническая выработка стройматериалов, в первую очередь обработанных квадров, нанесла больше урона, чем прошедшие века и турецкая артиллерия. Но крепость пережила и эту напасть. Мангуп-Кале остается прекрасным образцом искусства ранне-средневековых фортификаторов и наглядным примером того, как с течением времени изменялась инженерная мысль.
Tags: Крепости, Крым, Пещерные города
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments